Блудный сын

Балет в трех сценах

Либретто Б. Кохно. Балетмейстер Дж. Баланчин.

Первое представление: Париж, Театр Сары Бернар, труппа «Русский балет Дягилева», 20 мая 1929 г.

Действующие лица

Блудный сын. Его две сестры. Отец. Два друга. Соблазнительница. Собутыльники. Девушки.

Уход из дома. Перед домом отца два друга готовятся в дальний путь. Они собирают плоды и виноградные гроз­дья, укладывают провиант. Напротив — открытый шалаш, символ свободных странствий, к которым стремятся сын и его друзья. Из шалаша выходит сын в сопровождении двух юных сестер.

В бурном танце он выражает свой восторг, нетерпение поскорей покинуть отчий дом и устремиться в далекие чу­жие земли навстречу приключениям. Он танцует все быст­рей и быстрей; в этом танце какое-то исступление. Когда он сталкивается лицом к лицу с вышедшим из дома отцом, танец внезапно обрывается. Отец заклинает его одуматься, не менять так безрассудно покой и ласку родного дома на полную тревог и опасностей жизнь на чужбине. Вне себя от тревоги и забот, он простирает руки к сыну, умоляет его. Но сын отворачивается, он и слышать не хочет, что говорит ему старик. Ни уговоры сестер, ни настойчивые предостереже­ния отца не в силах поколебать его решения, которое он упрямо отстаивает.

Он снова и снова твердит, что томится в узком домаш­нем мирке, что его как птицу манят дали, что рано или поздно он вырвется на волю, а раз так, то и откладывать ни к чему.

Когда на помощь упрямцу по его зову подходят два друга, отец печально склоняет голову перед неодолимым упорством. С грустью смотрит он вслед удаляющимся. Под­няв руку, он шлет им свое благословение.

В чужих краях. Зал для пиршества. Богато уставлен­ные столы. Но где-то поодаль от зала — тот же символиче­ский шатер, что в начале сцены. Зал заполняется шумной, грубой оравой гостей. Все рассаживаются и начинают пи­ровать. Кто хочет —- танцует.

Сюда, в эту бесшабашную компанию, приходит блуд­ный сын со своими друзьями. Воплями приветствий встре­чают их приход. Друзья поднимают на руки блудного сына, прихлебатели угодливо заглядывают в глаза пирующим, ждут приглашения к столу.

Из шалаша выходит соблазнительница. Она танцует восточный танец. Завораживающая чувственность ее танца зажигает огни в глазах мужчин. Блудный сын не сводит с нее глаз. Когда танец достигает наивысшего напряжения, он срывается с места и устремляется на площадку, где соблаз­нительница танцует свой колдовской танец.

Теперь она танцует только для него, льнет к нему, гиб­кая как лиана. Он присоединяется к ее танцу, забыв обо всем, что его окружает, весь во власти охватившей его чув­ственности. И вдруг наступает невероятное: недавние дру­зья, охмелевшие девушки набрасываются на блудного сына, срывают с него богатое платье, отбирают драгоценные украшения. Его лжедрузья и соблазнительница не доволь­ствуются этим; они издеваются над ним, унижают и бьют его. Ограбленный, избитый приходит в себя блудный сын среди опрокинутых столов, сломанных стульев, разбитых кубков, среди гнусных следов отбушевавшей оргии. Мимо него проносится вся хмельная свора, вопя и ссорясь, вы­рывая друг у друга награбленное добро. Впереди всех со­блазнительница. Опрокинутый стол становится кораблем, скатерть — парусом. Она и два предавших блудного сына Друга уплывают в морскую даль.

Возвращение. Больной, нищий, с опустошенной душой, еле передвигая натруженные ноги, приближается к отчему дому блудный сын. Опережая движения ног, руки с тоской и надеждой тянутся к заветной цели. В саду — две его сес­тры. Видя приближающегося несчастного путника, они из сострадания спешат открыть ему калитку. И только когда он рядом с ними — узнают своего брата.

Приходит отец. Перед ним преклоняет колени блуд­ный сын, вернувшийся в родной дом. В горестной непо­движности застывает отец, видя перед собой сына, испол­ненного смиренья, горя, стыда.

Сын делает движение, чтобы уйти. Но лицо отца осве­щает добрая, с детства такая знакомая улыбка. Отец при­ветливо протягивает всепрощающую руку, указывая на дом. Туда направляет свои стопы вернувшийся сын.

Система комментирования SigComments